Контакты
Подписка
МЕНЮ
Контакты
Подписка

В рубрику "Спутниковая связь" | К списку рубрик  |  К списку авторов  |  К списку публикаций

Реальные деньги для реальных рынков: проблемные вопросы оценки потенциала рынка космических продуктов и услугReal money for real markets: on issues of the space market evaluating

Рассматриваются вопросы оценки международного космического рынка в целом и особенности расчета емкости отдельных его сегментов.

This article examines the issues of evaluating the global space market in general as well as specific issues of the individual market segments.

Дмитрий Пайсон
Директор Исследовательско-аналитического
центра Госкорпорации “РОСКОСМОС”, д.э.н., к.т.н.
Ключевые слова:
космическая индустрия, анализ рынка
Keywords:
space industry, market analysis

Для того чтобы маркетологи и прогнозисты общались в едином терминологическом поле и обсуждали одни и те же параметры и показатели, необходима общая информационная база. Эти вопросы уже были частично затронуты в [1].

Вообще говоря, в мире существует тенденция постепенной монополизации перспективных оценок. Прогноз “Рынка коммерческой спутниковой индустрии” ежегодно открыто публикуется в обзоре State of the Satellite Industry, выпускаемом организацией Satellite Industry Association (SIA) (см. рис. 1).


Другой обобщающий источник - ежегодный The Space Report (TSR), выпускаемый Space Foundation. На рис. 2 приведены результаты оценки глобального космического рынка в TSR за 2017 г.


Простая, казалось бы, задача анализа рынка на основе его сегментации на практике оказывается сопряженной с рядом нетривиальных проблем, связанных с ситуацией “двойного счета”. Посмотрим на рыночные модели внимательнее.

Апстрим, даунстрим и неспутники

Современный подход к анализу космических рынков в разных источниках разнится. Обобщая, можно выделить три базовых предельных уровня. Первый включает продукты и промежуточные услуги, направленные на создание конечного продукта (upstream). Второй и третий - соответственно, услуги конечным потребителям и сервисы (downstream). К продуктам относят космические аппараты, ракеты-носители и элементы наземной инфраструктуры. Под промежуточными услугами подразумевают прежде всего пусковые услуги по доставке космических аппаратов на целевую орбиту, а также различные “служебные” контракты, обеспечивающие развертывание и эксплуатацию орбитальных группировок. Широк спектр услуг конечным пользователям, к которым причисляют различные виды спутниковой связи, навигации и дистанционного зондирования Земли, а также сервисов – производных услуг, где космическая составляющая, возможно, основная, но не единственная и которые, как правило, оказываются провайдерами вне ракетно-космической промышленности. Иногда специалисты выделяют еще промежуточный уровень, midstream, помещая туда операторов орбитальных группировок, непосредственно не выходящих на конечных потребителей. Подробнее о переделах смотрите, например, в работе [4].

Грядущий выход на рынок астероидных и лунных ресурсов, развертывание космического производства в конечном итоге приведет к появлению дополнительной графы “даун-стрима” – космические продукты для конечных потребителей, но это вряд ли произойдет в ближайшие годы, и соответствующую выручку SIA, например, точно отнесет к разряду “остального”.

Следует понимать, что деление upstream/downstream и соответствующие подразделы применимы как в коммерческой ракетно-космической промышленности, так и в сфере государственного заказа, но для государства объем upstream определяется расходами на космическую деятельность, а downstream в большинстве случаев носит немонетарный характер, поскольку государственные космические агентства не продают свои услуги за деньги. Там, где космическая деятельность как по некоммерческим, так и по прикладным направлениям осуществляется единым игроком (отечественная Госкорпорация “РОС-КОСмОС”, индийская ISRO), соображения бюджетной дисциплины в любом случае не дают смешивать “окрашенные” потоки финансирования из различных источников, и моделирование соответствующих полных производственных функций (соотнесение “входа” и “выхода” такого рода участников космической деятельности) еще ждет своих скрупулезных исследователей.

Двойной счет

В “большую” цифру общего объема космического рынка ($339 млрд по оценке SIA, $329 млрд по TSR) входят как поставки собственно ракетно-космической техники и пусковых услуг, так и услуги конечным потребителям, например фиксированной и подвижной спутниковой связи. Однозначная оценка полного объема рынка космических продуктов и услуг однако осложнена проблемой двойного учета ряда сумм по переделам.

Речь идет о следующем. Объем рынка космических продуктов и услуг в существующих моделях считается как валовой, то есть без учета трансфертных сделок между оцениваемыми секторами и поглощения стоимости продукции более низких переделов.

Простой пример – приобретение оператором спутниковых услуг космического аппарата на орбите у предприятия ракетно-космической промышленности и последующее оказание услуг связи широкому кругу потребителей. Строго говоря, за расчетный срок активного существования спутника затраты на его приобретение, учтенные в валовом объеме космического рынка в сегменте “Производство космических аппаратов”, полностью амортизируются в составе тарифов для конечных пользователей в качестве элемента структуры цены спутниковых услуг. При этом, понятно, в текущем расчетном периоде (один год) амортизируются не те спутники, которые были приобретены в этом периоде, и уж точно не какие-либо спутники целиком. Но в целом все космические аппараты, произведенные для коммерческих потребителей-операторов, в конечном итоге амортизируются в составе тарифов на услуги, что заставляет делать соответствующую оговорку, когда мы складываем “вал” космических услуг с “валом” производства космических аппаратов для рынка услуг.

Приведенные соображения придают дополнительную важность ссылкам в моделях SIA, например на порядок отнесения выручки. Как по космическим аппаратам, так и по пусковым услугам в этой модели считаются контрактные затраты, понесенные на запуски года расчета, неважно, когда затраты были понесены.

Результаты, представленные SIA, являются аналитической основой многих публикаций [например, 5–7], поэтому их трактовка имеет особое значение.

Услуги, частники и государство

Внимательный взгляд на секторы космического рынка позволяет также подвергнуть сомнению известное положение о “подавляющем превосходстве услуг в общем объеме космического рынка”. Практическую значимость имеют объемы, отнесенные к совокупности предприятий-изготовителей. Предприятия космической промышленности занимаются машиностроением, приборостроением, отчасти – услугами, но практически не занимаются сервисами, хотя планы по освоению этого сегмента есть. В любом случае, если из общего расчета убрать услуги непосредственного вещания (около $100 млрд ежегодно), которым во всем мире никакая РКП не занимается, картина будет уже другой и доминирование услуг будет не столь очевидным, хотя и заметным, а если рассматривать динамику роста, этот сегмент сохранит свою значимость по сравнению с машиностроительным.

Аналогична ситуация и с доминированием частного сектора. С учетом вышесказанного, если убрать непосредственное вещание, частники в качестве заказчиков совсем не так доминируют.

Более глубокие методические проблемы связаны с тем, что две основные составляющие считаются с разных сторон. Услуговый сегмент в частном секторе и госсектор оценены со стороны потребления конечными пользователями, то есть, грубо говоря, затрат на приобретение продуктов и услуг, а сегменты, отнесенные к ракетно-космической промышленности, – со стороны предложения промышленностью, то есть выручки за продажу продуктов и услуг. В связи с этим, даже приняв некоторые условности, связанные с валовой оценкой “вложенных” продуктов и услуг, необходимо что-то делать с прямым двойным счетом, когда одна и та же продуктовая единица считается как в составе затрат на приобретение, так и в составе выручки за поставку. В модели SIA специально указываются процентные доли поставок космических аппаратов и пусковых услуг в интересах государственных и частных потребителей (в обоих случаях на государства мира пришлось в 2016 г. около 70% соответствующих сегментов), то есть со стороны выручки валовой счет более или менее корректен. Проблемы начинаются, когда мы пытаемся получить “общий объем мирового рынка”, добавляя к этим величинам объемы соответствующих космических бюджетов стран мира.

В идеале объем поставок для госсектора, посчитанный со стороны промышленности, должен вычитаться из соответствующего объема затрат государственных бюджетов, однако при счете выручки по контрактам, приведенным к годам запуска, а госбюджета – по величинам соответствующих статей госрасходов (как считают сегодня авторы обеих рассматриваемых моделей, и SIA, и TSR), вычитать пришлось бы суммы, оплаченные в рамках госбюджетов предшествующих лет, что в конечном итоге привело бы к равновесию на долгом горизонте, но при счете ежегодных объемов приводит к понятным “нестыковкам”. Представляется, что в случае расчета “большой цифры”, учитывающей услуговые переделы, с описанными нестыковками проще условно смириться, поскольку продуктовые поставки по объему могут быть отнесены к погрешности общего счета (составляя единицы процентов). Если же речь идет о более детализированном анализе именно по космическим аппаратам и пусковым услугам, целесообразно декомпозировать как выручку, так и бюджетную составляющую с тем, чтобы по максимуму исключить двойной счет, благо космические запуски и поставки космических аппаратов суть мероприятия дискретные.

Коммерция по-русски

Отдельный вопрос – что считать коммерческим запуском в интересах соответствующей статистики? Для российских операторов пусковых услуг ответ очевиден – это любой запуск, оплаченный за счет внебюджетных средств. Россияне однозначно имеют в данном случае в виду российский бюджет, а как быть с программами типа Sentinel или Galileo, когда государственный спутник Европейского космического агентства запускается российским носителем? Для нас – однозначно “внебюджет”, так и считаем этот запуск в мировой статистике. Для мира – зависит от точки зрения, поскольку средства, вообще говоря, задействованы бюджетные. Это конкретное расхождение необходимо иметь в виду при анализе различных долей рынка, поскольку зарубежные статистические оценки в данном случае могут отличаться от российских довольно существенно даже при штучном просчете годовой пусковой программы в 70–80 запусков.

Что делать?

Для экономической науки и практики проблемы двойного счета не новы. Методически правильным подходом в экономике считается расчет объемов рынка по добавленным стоимостям, а не по валовым платежам, не принимающим в расчет внутренние трансферы в пределах рассматриваемой подотрасли. Это, однако, сделать достаточно сложно, и существует целый ряд приемов и требований при расчете агрегатов типа ВВП. Построение альтернативных моделей космического рынка, в том числе – основанных на добавленной стоимости, могло бы стать весьма актуальной темой научного исследования.

В конечном итоге вывод следующий. Любые консолидированные оценки объема космического рынка целесообразно разбивать на минимальные компоненты по переделам, бюджетной принадлежности и тематической принадлежности (связь, ДЗЗ, навигация), внутри которых исключен двойной счет и внутренние противоречия. Любая последующая интеграция минимальных компонентов в те или иные комплексы должна сопровождаться методическими оговорками о валовом (в случае многопередельной суммы) или оценочном (в случае суммирования “расходов” и “выручки”) характере соответствующих интегральных оценок.

Литература

  1. Пайсон Д.Б. Бизнес-модели и передельная структура современных космических услуг // Технологии и средства связи. Специальный выпуск “Спутниковая связь и вещание-2016”. – № 6. – 2015. С. 62–66.
  2. 2017 State of the Satellite Industry Report/Satellite Industry Association. [online] Доступ через: http://www.sia.org/wp-content/uploads/2017/07/SIA-SSIR-2017.pdf.
  3. The Space Report 2017: The Authoritative Guide to Global Space Activity. The Space Foundation. – 2017. P. 66.
  4. Пайсон Д.Б. Матричное моделирование взаимодействия участников цепочек создания ценности в задачах управления структурными преобразованиями ракетно-космической промышленности // Проблемы управления. – № 6. – 2016. С. 26–34.
  5. Анпилогов В., Тырин П., Эйдус А. Характерные особенности развития спутниковой связи и вещания // Технологии и средства связи. Специальный выпуск “Спутниковая связь и вещание-2015”. – № 6 (2). – 2014. С. 36–40.
  6. Крылов А. Основные спутниковые сервисы и тенденции их развития в XXI веке // Технологии и средства связи. Специальный выпуск “Спутниковая связь и вещание-2015”. – № 6 (2). – 2014. С. 68–73.
  7. Крылов А. Анализ рынка спутниковой индустрии // Технологии и средства связи. Специальный выпуск “Спутниковая связь и ве-щание-2015”. – № 6 – 2016. С. 50–63.

Опубликовано: Специальный выпуск "Спутниковая связь и вещание"-2018
Посещений: 929


  Автор
Дмитрий Пайсон

Дмитрий Пайсон

Директор по развитию
кластера космических технологий
и телекоммуникаций фонда "Сколково"

Всего статей:  4

В рубрику "Спутниковая связь" | К списку рубрик  |  К списку авторов  |  К списку публикаций